Эволюция дизайна Национального музея афроамериканской истории и культуры

Бюрократические процессы могут выбить из колеи даже самых политически подкованных архитекторов. Датский архитектор Бьярке Ингельс, занимающийся ремонтом Южного кампуса Смитсоновского института, назвал Национальную аллею «самой контролируемой частью недвижимого имущества на Земле”. И он не ошибается. Многолетние препирания с органами власти сформировали окончательный проект Национального музея афроамериканской истории и культуры, несмотря на постоянное изменение планов, сложение и добавление новых функций и т.д. Даже такие незначительные детали, как домик для охранника, были тщательно проанализированы.

В контексте дизайна Национального музея афроамериканской истории и культуры (NMAAHC) семь лет назад проводился конкурс. Компания Freelon Adjaye Bond/SmithGroup обошла 22 кандидатов и выиграла «заказ длиною в жизнь». Международная команда архитекторов во главе с Дэвидом Аджайе (Лондон), Филиппом Фрилоном (Северная Каролина) и Дж. Максом Бондом-младшим (Нью-Йорк) изначально не имела полного плана дизайна здания, а, как это обычно бывает на конкурсах такого рода, представляла лишь первоначальную концепцию.

Что было необычного в их проекте, так это верхняя часть музея. Она была простая, но одновременно яркая, похожая на перевернутую пирамиду или зиккурат.

Аджайе называл её короной и объяснял, что был вдохновлён именно формой короны, превалирующей в искусстве нигерийского народа йоруба. Форма крыши осталась, пожалуй, единственным нетронутым элементом здания. Спустя месяцы архитекторы представили остальную часть проекта, посетив огромное количество встреч с агентами.

Два независимых оценочных агентства одобрили дизайн проекта и подтвердили, что конструкция достойно выдержала все испытания. По закону также необходимо было провести исследование, чтобы доказать, что здание не оказывает существенного негативного влияния на окружающую среду и не вызывает “побочных эффектов” на соседние дома и ландшафт вокруг здания. Кроме того, сам Смитсоновский институт предъявлял архитекторам свои требования и диктовал бюджетные соображения.

Эскизы архитекторов, которые были опубликованы по всему миру в 2009 году, в действительности отразили лишь крошечную долю того, что Смитсоновский институт был готов всерьез рассмотреть. Глядя на эти изображения сейчас, можно легко заметить разницу между зданием, изображенным на эскизах проекта, и тем, как оно выглядит сейчас в реальности. На эскизах корона поднимается из большого прямоугольного постамента или подиума.

Эта схема, прозванная Постаментом, являлась одним из трех возможных для воплощения вариантов. Другими были Площадь, разделяющая музей на два здания, и Шатёр, установленный прямо на земле Национальной аллеи и представляющий собой форму короны. После нескольких консультаций Смитсоновский институт всё же остановился на последнем варианте – «Изысканном Шатре».

Без цоколя у короны появлялся шанс на еще один, третий уровень. Это добавляло музею скульптурного качества, а трехступенчатые композиции являются классическими для облика города Вашингтон.

Уйму других элементов также пришлось изменить. С самого начала члены комиссии по защите окружающей среды были обеспокоены тем, какой эффект будет производить Музей на Национальную аллею. Здание было немного перенесено на юг, а главный вход - на восток. Высота была опущена, и каждая сторона куба была сокращена на один метр. Тропический сад, запланированный на северной стороне, был заменен на искусственный залив, который посетители будут символически пересекать.

Крыльцо у главного входа является ключевым элементом, воплощенным в рамках традиционной афроамериканской культуры. Перед входом можно увидеть бассейн – Аджайе и Фрилон надеются на то, что комбинация формы и воды будет производить эффект охлаждения микроклимата.

Дизайны, разработанные в комитетах, это всегда настоящая головная боль для архитекторов. Весьма редко из этого получается что-то стоящее, но этот случай стал исключением.

Дизайну пришлось пройти боевое крещение. Интересно то, что здание заставляло нас думать и работать буквально весь путь своего создания. Каждая его часть должна была быть объяснена, это заставило главное выйти на первый план.

Дэвид Аджайе Дизайнер из Лондона, работавший над проектом Национального музея афроамериканской истории и культуры